Если ты являешься жутким любителем Top Gear, то наверняка помнишь эпичный эпизод (15 сезон, 1 серия) с участием трехколесной машины Reliant Robin – тогда необычный автомобильчик под управлением Джереми Кларксона переворачивался при каждом повороте.

Так вот, в свой колонке driving.co.uk (автомобильное издание The Sundey Times) экс-ведущий Топ Гир признался, что постоянные казусы с Robin`ом были постановочным трюком.

vlcsnap-00008

Перед съемками Кларксон попросил механиков «пошаманить» с дифференциалом, чтобы «тест» вышел максимально комичным и понадобился ремонт обивки потолка автомобиля.

По его словам, на самом деле этот автомобиль устойчив, перевернуться он может только если в нем будет находится «пьяная команда регби» или же от сильного ветра. Также он добавил, что Reliant Robin ему нравится и напоминает домашнее животное. Более того, именно этот автомобиль недавно стал рабочей лошадкой у Джереми Кларксона, Ричарда Хаммонда, Джеймса Мэя и Энди Уилмана (бывший продюсер Top Gear), которые сейчас работают над новым автошоу для Amazon. Каждый из них приобрел по Robin`у.

-ta4HStvVs8

P.S. Внимание, эксклюзив! Если у тебя есть лишних десять минут, настоятельно рекомендуем прочитать всю статью Кларксона о Reliant, которую мы приводим ниже.

Jeremy_rolling_a_Reliant

“Помните те переворачивающиеся Robin`ы? Что ж,  настало время кое в чем признаться.

Судя по тем письмам, которые я получаю, и по словам прохожих на улицах, самое запоминающееся из того, что я делал в Top Gear – короткий рассказ о Reliant Robin. Вы должны его помнить: я на нем ездил по Шеффилду,  и он постоянно переворачивался.

92e72b1d8fe3d7dc38629e6c4d542e676af7af73

Ну, думаю, настало время рассказать кое-что. Нормальный Robin будет переворачиваться, только если окажется в руках пьяной регбийской команды. Или же на улице будет ветрено. Но я, опрометчиво, дабы рассмешить и развлечь зрителей, попросил одно парнишку порезвиться с дифференциалом, чтобы маленькая бедная машинка переворачивалась каждый раз, когда я что-либо делал с рулем.            

Естественно, департамент здоровья и безопасности был очень обеспокоен и настоял, чтобы в машину положили маленький молоток, который я смогу использовать, если буду в ловушке после очередного переворота, чтобы сломать то, что останется от лобового стекла. Оказалось, это была не лучшая идея, поскольку я очень четко помню момент, когда во время переворота этот самый молоток пролетел у меня перед лицом со скоростью примерно в 2000 миль в час. После этого я отправил мужчину из департамента безопасности и здоровья куда подальше, с молотком в заднице.

reliant-robin-17

После этого я использовал такие же переделанные и безмолоточные Robin`ы в несметном количестве матчей в автофутбол во время наших живых шоу. И в результате на земле, скорее всего, нет больше человека, который бы перевернулся в автомобиле столько же раз.

И, если честно, мне было немного грустно, поскольку переворачивать Robin на бок очень похоже на забаву с черепашкой, когда ее кладут на спину. Это просто бессмысленная жестокость. Когда ты видишь ее, лежащую на боку с тремя беспомощно крутящимися колесиками, очень трудно сдержаться, чтобы не подбежать и не поставить ее на место.

Я считаю таким же оскорблением, когда люди – а так делают все – называют ее Robin Reliant. Это как сказать, что ты веришь в Христа Иисуса или что ты водишь Acclaim Triumph. Или что твой любимый кандидат в президенты Fifa – это Sexwale Tokyo.

Буду с вами откровенен. Мне очень нравится Robin. Я знаю, что Del Boy сделали все, что было в их силах, чтобы прекратить этот трехколесник в национальную шутку. И я знаю, что Джаспер Карротт пошел даже дальше. Но правда в том, что у Robin внутри весело шумящий 848-кубовый двигатель и такая коробка передач, которая заставит вас оплакивать обычную механику.

К тому же, водить ее – очень увлекательно, потому что она легкая и проворная и потому что она сразу же начинает нравиться прохожим. Словно вы занимаетесь своими обычными делами, только рядом с вами всегда одна из королевских собачек. Однако в большинстве своем она увлекательная потому, что вы знаете, что если что-то пойдет не так, вы тут же погибнете. Не будет никакое протяжной и мучительной речи в госпитале. Никаких священников с их последней речью. С детской усмешкой вы просто несколько раз перевернетесь, а моментом позже – превратитесь в мясо.

big_1411095145_1394025996_image

На самом деле, я насколько люблю Robin, что когда Джеймс Мэй, Ричард Хаммонд, Энди Уилман и я создали нашу новую кампанию, я незамедлительно купил себе его в качестве рабочего автомобиля. Интересно, но остальные трое сделали то же самое. Так что теперь эта флотилия стоит на парковке около нашего офиса, и мы ее очень любим. Особенно учитывая факт, что они стоили меньше 15000 фунтов. И это за все 4 автомобиля.

Конечно, все они были немного доработаны под наши вкусы. У Мэя – модель-универсал цвета слоновой кости, полностью стандартная модель, за исключением хромированной насадки на бампере. У Хаммонда –  модель прекрасного шоколадного цвета с белыми колесами. У Уилмана – зеленого цвета, с деревянной приборной панелью и обшивкой из овечьей шерсти внутри – так, по его словам, он пользуется своим положением в нашей кампании. У меня – естественно, купе синего цвета, у которой теперь  четыре выхлопных трубы. А узкие диски завершают спортивный вид.

Многие люди думают, что мы купили эти автомобили просто, чтобы развлечь публику, но на самом деле, ничто не может быть менее правдоподобным. Потому что мы действительно используем их в качестве авто для работы. Или, если честно, мы пытались их использовать…

Моя первая попытка была брошена, поскольку двигатель решил, что на холостых он должен делать 5,5 тысяч оборотов. Это означало, что с включенной 4 передачей на скорости примерно 80 миль в час я мог ехать, почти не касаясь педали газа. Я говорю «примерно», поскольку спидометр не работал. Для более точных данных я жду письмо от стражей порядка.

У Хаммонда не работал датчик уровня топлива, и поэтому он хотел бы извиниться перед всеми, кто был на лондонской Cromwell Road, когда у него кончился бензин, пока он пытался повернуть направо на Earls Court Road. По крайней мере, хаос, который он вызвал, был очень впечатляющим.

Уилман вообще никуда не уехал, поскольку после того как он попытался включить заднюю, рычаг коробки передач оказался у него в руке. Я не очень-то понял, что случилось с авто Мэя. Он пытался объяснить, но через  4 часа я тихонько смылся.

Однако мы не сдались. И следующим вечером я отправился на своем Robin`е из нашего старого офиса в Ноттинг Хилле в наш новый, достаточно подходящий, в Чисвик на западе Лондона, а затем – представьте себе – смог вернуться на вечеринку в Челси. Где автомобиль провел всю ночь, поскольку сломался стартер.

Хаммонд  сказал, что приедет меня спасать, но как только он повернул ключ, у него сломалось зажигание, да и от Уилмана не было никакой пользы, поскольку рычаг отвалился опять, когда он захотел включить первую. Так что я позвонил Мэю, и он приехал за мной на своей Ferrari.

В любом случае, во время своей поездки по Лондону я узнал очень много о своем Reliant Robin. Во-первых, чтобы мое правое плечо уместилось внутри, мне приходится ездить с опущенным стеклом, что делало мою жизнь слегка прохладной. И я не смог сделать ничего, чтобы решить эту проблему, поскольку, хотя на приборной панели и есть кнопка с надписью «печка», она не делает абсолютно ничего. А единственная другая  кнопка содержит на себе надпись «удушение». Нажмите ее, и немедленно весь автомобиль заполнится выхлопными газами.

ebb

Но, несмотря на холод и вероятность того, что вам неожиданно станет очень жарко, Robin прекрасный в вождении. Управление невероятно легкое, скорее всего из-за всего одного переднего колеса, ускорение прекрасно для тех, кто использовал, скажем, лошадь, а на любой лондонской парковке он выглядит таким маленьким, покинутым и одиноким, что ты не устоишь перед желанием угостить его морковкой или еще чем-нибудь вкусненьким.

Вот, что делает его таким интересным. Мой  VW Golf  – это автомобиль. Porsche Cayenne, на котором я ездил в Рождество и который буду обозревать на следующей неделе – это автомобиль. Вы водите автомобиль. Но Reliant Robin – это не автомобиль. Это даже не три четверти автомобиля. Это нечто большее.

Сейчас он стоит на своем парковочном месте около офиса, под дождем. И я переживаю за него. Я надеюсь, что он в порядке и что не успел соскучиться по мне. Владеть Robin`ом – это как иметь домашнего питомца. Да, иногда он доставляет неудобства, и да, он может быть грубым и ненадежным, но все это забывается, когда вы выезжаете с ним куда-либо. А если поиграете с дифференциалом, то еще и сможете перевернуть его и почесать ему пузико”.

(Перевод статьи – Елизавета Ребрий)